Сельское хозяйство лишилось субсидий только в России  
21 октября 2009 г. в 15:14
Позволю себе шутку. Автомобиль «Жигули» - лучший автомобиль в мире. Почему? По объему тех инвестиций, которые вкладываются в его разработку, дизайн и производство. Так вот российское сельское хозяйство абсолютно конкурентоспособно, абсолютно дееспособно для того, чтобы обеспечить продовольственную самодостаточность страны.

Но произойти это может при определенных условиях, а именно субсидировании сельского хозяйства, регулировании так называемого диспаритета цен между промышленными, энергетическими товарами и продукцией сельского хозяйства. В любой стране, самого замечательного климата и эффективности, включая Соединенные Штаты и европейские страны, субсидирование сельского хозяйства чрезвычайно развито. Только в России сельское хозяйство лишилось субсидий, соответственно, лишилось внесения минеральных удобрений, дорожной инфраструктуры, обеспеченности техникой. В результате оно дышит на ладан, а ее продукция замещается импортом. Поэтому формула для России абсолютно прозрачна: специфическое участие государственных ресурсов - не в поддержке, а в налаживании эффективной деятельности сельского хозяйства.

Понятно, что самые крупные товарные сельскохозяйственные производства - самые устойчивые, самые диверсифицированные, но есть потребность в мелких хозяйствах фермерского типа и в крестьянских хозяйствах или подворьях. Все формы должны быть. В России оптимальное соотношение государственной собственности ко всей прочей - это 65%, и только 35% - это частная.
Читать далее

Почему Россия не инвестирует в развитие несырьевых производств?  
13 октября 2009 г. в 14:54

Лидеры двух сопредельных стран, России и Китая, согласовали длительную программу экономического сотрудничества до 2018 года. Ее сутью является превращение российского Востока -Сибири и Дальнего Востока - в сырьевую базу Китая. Второй сутью является то, что производство с высокой добавленной стоимостью, переработка конечного продукта будет осуществляться в Китае. Третьей сутью - что даже если такие производства будут делаться на территории России, то работать на них будет Китай.

Возникают тяжелые вопросы. Почему страна не может инвестировать в развитие несырьевых производств? Почему она для этого не может использовать устранение искусственно созданного монетаристскими усилиями финансового дефицита в национальной финансовой системе? Почему, наконец, она подписывается под внешними инвестициями только в сырьевой сектор, усугубляющий ее экономический дисбаланс и делающий бесперспективным экономическое развитие? Этот ряд можно продолжить.

Если к этому добавить еще и удары по традиционным экономическим цехам Дальнего Востока в виде автомобильного праворульного промысла и отлучения тысяч и десятков тысяч людей от источников жизнеобеспечения, то прагматичность и рассудочность экономической политики тоже можно поставить под вопрос.

Читать далее

Тема инновационной перестройки экономики России очень актуальна  
7 октября 2009 г. в 12:23

Тема инновационной перестройки экономики России очень актуальна. Причем сколько бы о ней ни говорилось, а воз уже 20 лет все там же. Никаких существенных изменений в структуре мотивации производителя ноу-хау или инновационной идеи, коммерциализатора этой идеи между изобретателем и производственным бизнесом, в среде самого производящего бизнеса, в среде потребителей со своей культурой запросов на обновленные ряды продукции и, наконец, в сфере государственной ответственности за этот процесс не наблюдается. Разговоры есть, дела - никакого.

Но есть несколько ключевых, принципиальных обстоятельств, без настройки которых все так разговорами и ограничится. Обстоятельство номер один. Каково государственное управление в этой сфере, таков инновационный облик страны. Ни в одной стране мира никогда наиболее рискованные, венчурные расходы на научно-исследовательские, опытно-конструкторские разработки, фундаментальные поисковые работы бизнес не брал на свои расходы. За редчайшим, узкокорпоративным исключением это абсолютное правило.

Второе принципиальное обстоятельство. Генератор идей, ноу-хау, инновационных предложений и разработок должен быть мотивирован, но не только внутренним позывом к творчеству, а еще и материальным вознаграждением за свою работу. Должен работать механизм роялти. Государство должно думать не только об авторских правах песенников, поэтов и шоуменов, но и о том, чтобы изобретатель, передающий коммерциализатору свою идею, которая попадает в массовое производство и в массовые рыночные продажи, от этих массовых рыночных продаж получал свою долю доходов, свое роялти.

Читать далее

Жизнеспособность России определяется ключевыми отраслями  
1 октября 2009 г. в 13:45

Вопрос о стратегическом выборе структуры промышленности страны применительно к автопрому сейчас стал подогреваться в связи с непонятностью деятельности по санации АвтоВАЗа и других автомобильных заводов страны. Вместе с тем очевидно, что российская государственная жизнеспособность определяется некоторыми ключевыми отраслями, которые никаким импортом в этом смысле заменены быть не могут. Очевидно, что это - оборонка и соответствующая проекция на ряд производств, и столь же очевидно, что это современные прогрессообразующие отрасли, такие как автопром.

Это не просто выпуск автомобилей на рынок, это еще и отраслевая наука, это материаловедение, это логистика, это сервисная система по стране, это новые требования на выхлопы автотранспорта, которые связывают уже требования к топливному производству, моторостроительному производству, что вызывает по цепочке технологический и технический прогресс, который переходит и на другие отрасли. Немаловажно, что промышленность уже создана, и там трудоустроено, если считать с кооперацией и мультипликацией, несколько миллионов человек. И тот схоластик, который сейчас рассуждает - «а давайте закроем автопром» - пусть подумает об этих людях тоже.

Немаловажен и еще вопрос: откуда весь этот скепсис? Не оттуда ли, откуда дуют ветры рекламы импортной техники и антирекламы российской техники? Совершенно ясно, что когда превращают уже в фольклор тему качества «Жигулей», то не качество тому причина. Потому что по сравнению с иранским автомобилем, который продается у нас на рынке, с целым рядом китайских продуктов автопрома, которые у нас продаются, отечественные автомобили вовсе не такие непригодные. Другое дело, что тот же китайский автопром за последние 10-15 лет вырос потому, что внутренний рынок был жесточайшим образом защищен от импорта, потому, что конструкторские бюро, опытные производства и массово производящие заводы имеют доступ к длинным дешевым кредитам, о чем беспокоятся китайское правительство и банковская система. И соответственно, вопрос в России не об автопроме, а о том, насколько умно, стратегично и патриотично государство решает все перечисленные вопросы.

Читать далее

США блефовали  
21 сентября 2009 г. в 17:49
В глобальном военно-политическом и финансово-экономическом противостоянии США и России, которое со времен Советского Союза никто не отменял, не все помнят поучительные истории 70-80-х годов, предшествовавших развалу Советского Союза. Тогда в рамках рейганомики была объявлена так называемая SDI (Strategic Defense Initiative, «Звездные войны»
. США блефовали, создавали колоссальное информационное, дезинформационное пространство и вынуждали Советский Союз тратить гигантские средства на попытки создания ответной системы, притом что США и не собирались всерьез никаких «звездных войн» организовывать. Но вынудили тратить свои ресурсы СССР, который в итоге надорвался и развалился.

Вот такая тактика не прекратилась до сих пор. Я задаю вопрос: собирались ли американцы вообще создавать эти самые районы позиционирования? Сам себе отвечаю: нет, не собирались. Вынуждать Россию отвечать на эту пустую, крапленую карту за покерным столом весомой, реальной экономической, финансовой или геополитической картой они хотели, и в какой-то степени им это удалось. Россия изыскивала ресурсы и средства для противодействия этому блефу.

Сменилась администрация, пришел Обама, убедился, что особо значимых дивидендов они на этом крапленом покерном столе не получают, и отменил. Но совершенно ясно, что последуют новые, столь же технологически обустроенные «инициативы».
Читать далее

Куда идет страна - неизвестно  
14 сентября 2009 г. в 18:04
Когда звучат слова «угроза России», то надо договориться, что мы понимаем под словом «угроза». Мы, как глубоко и детально занимающиеся темой безопасности страны, интерпретируем угрозу как вероятность разрушительных воздействий на государственность России. Государственность, в свою очередь, – это экономика, обороноспособность, человеческий капитал и качество государственного управления. Так вот, если десятки факторов, отвечающих за крепость государственности, жизнеспособности страны, проанализировать по их весу, по их значимости, то фактором номер один выступает качество государственного управления. В истории России такого непрофессионального управления еще не было.

Могу пройтись по другим угрозам. Это беспрецедентная переэкспортизация страны. Вывозим в три раза больше, чем ввозим. Выглядит это как наличие какого-то очень масштабного кровососущего паразита на теле человека или животного, который высасывает из него живительные соки.

Третья угроза заключается в том, что участие государства в делах жизни страны, экономики, социальной сферы стало уже ниже, чем в «рыночной-разрыночной» Америке. Это противоречит коду, математической формуле выживания российской государственности в истории.

Наконец, четвертое, но в определенном смысле первое по значимости обстоятельство – это утрата стратегических смыслов жизни страны, жизни российского сообщества, жизни гражданина России. Куда идет страна - неизвестно. Что для нее является ценным - непонятно.
Читать далее

Проект «Набукко» - элемент борьбы против Российской Федерации  
10 сентября 2009 г. в 18:52
Проект «Набукко» - это не просто экономический или инженерно-технический объект межгосударственно-экономической кооперации. Он лежит в контексте крупной геоэкономической и геополитической борьбы, я бы сказал, агрессии, направленной против Российской Федерации с целью выдавливания ее из экспортного прибыльного углеводородного сектора и обрезания экономических возможностей роста и развития.

Еще одним подводным уровнем является то обстоятельство, что экономика России за эти двадцать послереволюционных лет монопольно, монополизировано настроена на углеводородный экспорт. Мы видим и с севера проявление этого геополитического плана, а именно борьбу с североевропейским газопроводом, который Россия пытается построить в обход транзитных стран Восточной Европы, которые, впрочем, тоже находятся в этой игре и в этой манипуляции. Поэтому все обстоятельства и такой волнообразный процесс по успеху консолидации «Набукко» или, наоборот, по трудностям его консолидации надо рассматривать как за столом пинг-понга.

Вот Россия строит «Южный поток», а рядом строится «Набукко», и они конкурируют, но не столько в экономическом, сколько в политическом смысле. Причем я не удивлюсь, что проблемы финансирования, инвестирования и проблемы наполнения трубы в конечном итоге эти проекты поставят под вопрос, причем оба проекта. Но без вопроса остается геополитическое соревнование, причем оно зачастую приобретает формы такого публичного пиаровского блефа, но отчетливо давление на страны-участники, на саму Россию, на западноатлантический альянс, цель которого, конечно, в основном имеет антироссийский характер. Поэтому мы будем свидетелями еще не раз приливов и отливов финансирования, политической консолидированности, разного рода заявлений по поводу «Набукко». А если говорить объективно и детально, то там есть проблема, как в консолидации инвестиционных капиталов, так и в наполнении трубы.
Читать далее

С Кавказа приходят очень тревожные свидетельства  
18 августа 2009 г. в 12:40
В последние дни с Кавказа приходят очень тревожные, трагические свидетельства, и за ними угадывается определенный сценарий. Приходит на память ситуация 90-х гг., когда российское государство трещало по швам, и этот треск раздавался в т. ч. по линии национального сепаратизма, инспирируемого прежде всего на Кавказе. Сейчас многое известно о международном участии, больших деньгах, которые вкладывались в Чеченской Республике и Дагестане и в экстремистские религиозные движения, и в криминальные бандитские формирования.

На определенном этапе ситуация почти стабилизировалась, но, как видно, началась новая эскалация. С чем она связана? Очевидно, с новым витком усилий по дестабилизации российского государства, причем в этих сценариях цены человеческой жизни, мирного спокойного существования российских регионов, республик вообще не существует, ее нет. Там цена одна – останется, сохранится российская государственность или не сохранится. Причем возобновление активизации этого сценария по сепаратистскому вектору синхронизировано с удивительной по «диверсионной красоте» экономической ситуацией.

10 тучных нефтяных лет, масса вывезенной за рубеж нефти, миллиарды вывезенных российских денег за рубеж. В результате – дефицитный бюджет и подготовка к новым массированным заимствованиям за рубежом. Готовится даже соответствующее агентство по долговым делам.

Стоит напомнить, что чеченские войны в 90-е гг., умиротворение ваххабизма, сепаратизма и бандитизма на Кавказе происходило параллельно с мощнейшим политическим шантажом по механизму внешних заимствований, обремененных политическими требованиями. И неслучайно заявление Байдена, не так давно сделанное, о том, что Россия с ее проигравшей экономической моделью будет вынуждена идти на поводу западного давления. Вот такой синхронизм. Поэтому прогноз (поскольку это – действительно сценарий) заключается в том, что, к сожалению и горечи, таких трагических сообщений с Кавказа в ближайшее время будет поступать не меньше.
Читать далее

Протекционизм - это набор сложных механизмов  
14 июля 2009 г. в 12:30

Протекционизм - это не просто одно словечко, а это классический, большой объем механизмов, когда государство, взаимодействуя с частно хозяйствующими субъектами, оптимизирует, делает самым устойчивым тип экономического развития, самой эффективной работу рыночной экономики, и эта классическая схема сложилась не вчера.

Впервые государства мира увеличили значительно долю государственных расходов в Валовых внутренних продуктах этих стран в годы Великой депрессии, и потом не все эту долю сбросили. Она сохранилась, когда вышли из Великой депрессии, и больше того, нарастала примерно от уровня 30-40% в 30-м году до уровня 40-50-60% на рубеже веков. Европейский Север (Швеция, Норвегия) имеет этот показатель на уровне 50-60%, в Америке - 35%.

Применительно к России этот уровень сброшен ниже 30%, что выглядит полной аномалией. Поэтому России, во-первых, нужно вернуть участие государства в делах экономики в интересах и государства, и общества, и самого бизнеса на должный уровень. Во-вторых, перестать молиться ложным богам в виде либерализма и неолиберализма, потому что мир уже давно отказался от этих мифов. Они только в России культивируются.

Протекционизм - это набор сложных механизмов. Это таможенные тарифные и нетарифные барьеры, которые защищают внутреннего производителя, внутренний рынок. Это государственная субсидиарная политика, это государственная налоговая политика. Они должны стать дифференцированными в отношении разных отраслей и разных регионов, чтобы управлять структурами развития России, чтобы наступила наконец диверсификация экономики.

Читать далее

Увеличит ли таможенный союз шансы России на вступление в ВТО?  
30 июня 2009 г. в 15:05

Премьер-министр Владимир Путин заявил, что Россия как отдельный кандидат прекращает переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию. Вместо этого Россия, Казахстан и Белоруссия создают Таможенный союз, и теперь все переговоры о членстве в ВТО три страны будут вести совместно.

Переговоры по вступлению Таможенного союза в ВТО начнутся после 1 января 2010 года, когда он формально будет создан.

О том, что Россия не будет 17-й год подряд терпеливо ждать принятия в ВТО, предупредил на форуме в Санкт-Петербурге глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Он напомнил, что, если страна не получит входной билет в ближайшее время, партнерам придется вести переговоры уже с Таможенным союзом, который близок к созданию. Западные эксперты восприняли это заявление как шантаж, но менее чем через неделю стало понятно, что решение принято. Впрочем, сюрпризом подобное решение оказалось отнюдь не только для западных экспертов. Достаточно напомнить, что на том же Петербургском форуме глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина заявляла, что Россия рассчитывает завершить переговоры по ВТО с ЕС до конца 2009 года.
В своих высказываниях на эту тему Владимир Путин обозначил, по сути, качественно новые приоритеты внешнеэкономической стратегии России на среднесрочную перспективу. На первом месте стоит активизация интеграционных процессов между тремя странами - участниками Таможенного союза с перспективой присоединения к их числу новых потенциальных участников. Приоритет номер два - «наращивание усилий по выстраиванию особых отношений с Евросоюзом в ответ на предложение наших европейских коллег по формированию зоны свободной торговли». Однако «все это будет делаться исключительно в рамках договоренностей по поводу Таможенного союза, и это (Таможенный союз) является для нас первым приоритетом», - подчеркнул Путин.

Европейский союз, таким образом, ставится перед фактом: будущая зона свободной торговли должна включать уже как минимум трех участников. При этом все договоренности в рамках экономической интеграции должны заключаться не сепаратно, с каждой страной в отдельности, а с неким коллективным субъектом, за которым недвусмысленно угадывается Москва. Очевидно, что главную роль в новом таможенном союзе будет играть Россия как крупнейшая экономика на постсоветском пространстве.

В случае успеха заявленных планов по созданию ТС Россия существенно укрепит свое влияние на пространстве бывшего СССР - к такому союзу, «утвержденному» ВТО, с большей вероятностью могут присоединиться и другие страны, особенно в условиях кризиса. Таможенный союз позиционируется, таким образом, как альтернатива «Восточному партнерству» ЕС, к которому России было милостиво предложено «присоединиться». Теперь, надо полагать, Европе будет предложено «присоединиться» к зоне свободной торговли с союзом стран, возглавляемых Россией.

Другими словами, данным решением Россия существенно поднимает ставки в своем не только экономическом, но и геополитическом диалоге с Западом, в первую очередь с Европейским союзом. Брюссель откровенно политизировал вопрос вступления России в ВТО, увязывая его с перспективой ратификации Москвой Энергетической хартии и заключением нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве РФ и ЕС. В ответ на явно наметившийся процесс консолидации стран ЕС по этим вопросам - что было, в частности, со всей определенностью продемонстрировано в ходе хабаровского саммита и визита президента в Финляндию - Москва, в свою очередь, декларирует консолидацию подходов трех ведущих экономик постсоветского пространства. Если за декларациями (вопреки сложившейся практике) последуют реальные усилия, направленные не только на углубление интеграции, но и на расширение состава участников ТС, повестка российско-европейского диалога может приобрести качественно новое содержание.

Понятно, что основное внимание всех заинтересованных сторон будет обращено на Украину. Пока нынешнее руководство республики отказывается даже обсуждать такие варианты, однако на Украине скоро выборы, и «интеграционная карта» неизбежно будет разыгрываться в борьбе за часть электората. Сейчас делать прогнозы о том, кто победит и как он будет относиться к России, трудно. Однако эффективно работающий Таможенный союз неизбежно увеличит количество его сторонников на Украине.

Впрочем, новый ход Москвы объективно затрагивает и более широкий внешнеполитический контекст. Отказ от дальнейших переговоров по вступлению в ВТО в нынешнем их формате - именно в тот момент, когда, казалось бы, до финала оставался один шаг - выбивает из рук администрации США один из ключевых козырей, которые Барак Обама намеревался положить на стол переговоров в ходе июньской встречи с Дмитрием Медведевым. Более того, американская сторона собиралась сделать его едва ли не главным пунктом повестки визита. Фактически Госдепу теперь придется начинать подготовку к встрече двух лидеров едва ли не с чистого листа, поскольку объективно, в сложившейся на сегодня ситуации, больше американцам предложить Москве и нечего.

Что касается собственно отказа России от вступления в ВТО в обозримой перспективе (нужно понимать, что новый переговорный процесс в качественно изменившемся формате затянется на годы), то его вполне можно считать оправданным. Тем более что годом ранее, сразу после августовских событий Владимир Путин уже заявлял, что членство в торговом клубе нанесет российской экономике только вред. Структура российского экспорта такова, что большую его часть составляют либо биржевые товары, либо оружие и технологии двойного назначения. Ни то ни другое не регулируется в рамках ВТО. Поэтому никаким серьезным ущербом отечественному экспорту отсутствие членства в ВТО не грозит.

Исключение составляет лишь металлургия. Металлурги издавна были главными лоббистами, добивавшимися вступления России во Всемирную торговую организацию. Однако за последние годы они научились решать свои проблемы и без механизмов ВТО. Да и политический вес металлургического лобби в России за последнее время существенно снизился - именно это обстоятельство, в частности, была призвана публично продемонстрировать ставшая уже знаменитой сцена диалога Владимира Путина и Олега Дерипаски в Пикалеве.

Что же касается состояния отечественного внутреннего рынка, то даже подготовка к вступлению в ВТО нанесла ему серьезный урон. Так, России пришлось пересмотреть свое законодательство в области защиты прав интеллектуальной собственности, на чем настаивали США. В результате у нас отсутствуют механизмы капитализации НИОКР и нематериальных активов. В том числе и поэтому наши предприятия не сильно стремятся инвестировать в инновации.

Под ударом оказались и страховые компании. Большая часть страхового рынка в России контролируется иностранцами. Но страховые компании, как и пенсионные фонды, - это главный источник «длинных» денег в экономике. Если страховщики иностранные, они размещают эти деньги в иностранных активах, то есть выводят «длинные» деньги из российской экономики. В результате кредит в России стоит непомерные 25% годовых. Так, даже не вступив в ВТО, наша страна умудрилась сдать свои интересы и усложнить себе жизнь.

Так или иначе перспективы успеха переговоров с ВТО в новом формате, то есть в качестве «единой таможенной территории», экспертами оцениваются как весьма туманные. Действительно, устав ВТО предусматривает существование таких территорий, однако данное положение до сих пор никогда не рассматривалось в контексте процесса вступления в организацию новых членов. Подобная оговорка предназначена для уже существующих членов организации, которые не намерены отказываться от торговых преференций в отношениях друг с другом. В первую очередь речь идет о Европейском союзе и НАФТА. Согласятся ли страны - старожилы ВТО применить к России, Белоруссии и Казахстану оговорку, придуманную для самих себя, - вопрос открытый. Внушает определенный оптимизм лишь то очевидное обстоятельство, что, по мнению абсолютного большинства экспертов, ВТО сегодня нуждается в России больше, чем Россия в ВТО.

И последнее. Это удивительно, но таможенные импортные барьеры Россия сделала (еще при Германе Грефе на посту главы МЭРТа) ниже, чем того требует ВТО. Поэтому и самому Западу Россия в ВТО не нужна, ее членство может ухудшить эффективность рынка сбыта, созданного им для своей продукции. По этой причине продолжавшиеся 17 лет переговоры никогда не должны были закончиться. Запад играл с Россией, и слава богу, что сейчас Россия эту игру хотя бы притормозила. Вернуться бы ей еще к своим таможенным интересам, восстанавливая «грефские развалины».

Читать далее