Необходимо исправить ошибочную макроэкономическую модель  
29 июня 2009 г. в 14:28

Самый главный путь - это по-честному признать наличие причин, которые ответственны за специфику российского кризиса. Эти причины сформированы ошибочной макроэкономической политикой, корни которой - в 90-х годах: прежде всего, демонетизации экономики. Второе - это выдавливание российского бизнеса на кредитование за рубежом, третье - это переэкспортизация экономики за пределами разумного. Не нужно стране экспортировать в таких объемах, как она это делает.

Следующее - это заниженный уровень оплаты труда, т. н. зарплатоемкость ВВП страны и сырьевой характер российской экономики, который закрепляется и воспроизводится структурой инвестиционных потоков в стране.

На сегодня эти причины не признаются. Более того, утверждается, что эти действия правильны. Более того, эти действия усугубляются. В частности, обезденеживание, демонетизация экономики, нарастает. На сегодня ее уровень - около 25% - это отношение денежной массы к ВВП, а в Китае, как и в Японии, это 200%. Соответственно, инвестиционные объемы мизерны и падают; соответственно, кризис будет продолжать усугубляться. Поэтому выход из кризиса - в том, чтобы эту ошибочную макроэкономическую модель исправлять на более здоровый вариант.

Читать далее

Готова ли «Единая Россия» адаптироваться к стремительно меняющемуся внутриполитическому контексту?  
24 июня 2009 г. в 16:33
Президент республики Башкортостан, член высшего политического совета партии «Единая Россия» Муртаза Рахимов на прошлой неделе решил испытать судьбу, дав газете «Московский комсомолец» резкое интервью, буквально взорвавшее столичный властный истеблишмент.
Многочисленные комментарии к выступлению Муртазы Рахимова можно достаточно традиционно разделить на тех, кто рад услышать правду (Не важно, почему человек говорит правду, – важно, что говорит. Даже если он одной ногой над пропастью. (Матвей Ганапольский, «Эхо Москвы»
и тех, кто это правдой не считает (Члены «Единой России», и тем более входящие в руководящую структуру – высший совет, должны участвовать в жизни партии, в том числе высказывая несогласие с теми или иными позициями. Рахимов в данном случае представил свою точку зрения. Выяснить отношения, безусловно, придется. (Борис Грызлов, председатель высшего совета «Единой России», председатель Госдумы)

При этом нельзя сказать, что Муртаза Губайдуллович в своем выступлении привнес что-то новое в набор упреков, которые обычно раздаются в адрес партии власти. Из его интервью заинтересованный читатель мог узнать, что на российские политические институты «стыдно смотреть», а страна «постепенно отходит от процессов демократизации»; что московские лидеры воссоздали иерархическую однопартийную систему, подобную той, что существовала в Советском Союзе. «У нас сейчас все насаждается сверху, – заявил газете г-н Рахимов. – Уровень централизации даже хуже, чем в советские времена. По отношению к местным проводится политика недоверия и неуважения».

Подобные оценки господин Рахимов высказывает не в первый раз. В марте этого года те же мысли прозвучали в его выступлении на конференции «Национально-государственные образования в истории и политической практике российского федерализма». Тогда он обрушился критикой на федеральный центр, обвиняя его в несправедливом распределении средств и присваивании себе предметов совместного ведения.

В интервью же «Московскому комсомольцу» Рахимов избрал мишенью для своей критики руководство партии «Единая Россия». «Извините, но основа партии должна формироваться снизу, а у нас пока этого не видно. Партией пытаются рулить люди, которые и тремя курицами не командовали. Разве так может быть?». Похоже, именно эта часть интервью Рахимова стала причиной резко негативной реакции руководства ЕР.

После нескольких столь же резких высказываний членов бюро высшего совета «Единой России», в которых в основном говорилось о скором исключении президента Башкортостана из рядов партии, спикер Госдумы Борис Грызлов, отметив для проформы, что «незаменимых у нас нет», сообщил, что намерен «обязательно» встретиться с Рахимовым и получить у него разъяснения позиции, которую тот высказал в интервью.

Первая версия экспертов оказалась вполне предсказуемой: Муртаза Рахимов, предчувствуя свой скорый уход со сцены, решил напоследок громко хлопнуть дверью. В столичных кругах бытует устойчивое мнение, что решение по фигуре руководителя Башкортостана в Москве уже принято и обратный отсчет времени, оставшегося до его отставки, запущен.

Действительно, нельзя не заметить подготовительных мер, очевидным образом свидетельствующих о грядущей смене власти в республике. Так, за последние несколько месяцев федеральный центр поменял в республике всех силовиков. В декабре прошлого года пост министра внутренних дел там занял Игорь Алешин. Уже в январе 2009-го в Уфе появился новый начальник Управления ФСБ по Башкирии – Виктор Палагин. Этим дело не закончилось. Вскоре главным федеральным инспектором был назначен Петр Капишников, а позже поменялись главы Верховного и арбитражного судов. Таким образом, Муртаза Рахимов был постепенно окружен людьми, которые ничем ему не обязаны и независимы от республиканской власти и бизнеса.

На фоне этих назначений в республике произошло сразу несколько скандалов. Тут и расследование уголовного дела экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева. И начатое было башкирскими правоохранителями уголовное преследование Радия Хабирова (ранее возглавлял администрацию президента Рахимова, а теперь руководит департаментом по взаимодействию с Федеральным собранием и политическими партиями Управления президента по внутренней политике). Это дело было прекращено «за отсутствием состава преступления».

Наконец, в апреле сына президента Башкирии Урала Рахимова досрочно убрали из совета директоров «Башнефти». На его место пришел человек из АФК «Система», которая пару недель назад получила полный контроль над всем башкирским ТЭКом. Когда в 2005 году Рахимов вывел из-под контроля сына весь башкирский ТЭК, который передал ему двумя годами раньше, сразу заговорили о том, что таким образом он «купил» себе еще несколько лет властных полномочий. Но теперь, судя по всему, тот кредит закрыт.

На фоне подобных обстоятельств не приходится удивляться, что большинство комментариев свелись к прогнозам по поводу того, когда и какому наказанию власти подвергнут Рахимова за такую дерзость. Между тем эта история заставляет задуматься о процессах, происходящих внутри главной политической партии страны. Возможна ли вообще дискуссия по стратегическим вопросам между единороссами? И если пресловутая «вертикаль власти» столь монолитна и эффективна, как это внушается нам ее апологетами, то почему ее верхушка не торопится наказать Рахимова?

На самом деле заявленная на момент написания материала сумма реакций федерального руководства и партии «Единая Россия» на вызывающий демарш Муртазы Рахимова способна оказать на апологетов существующей «политической системы» страны еще более тягостное впечатление, чем сами критические высказывания и оценки, прозвучавшие в интервью башкирского лидера. Позиция руководства ЕР демонстрирует сразу два момента, достойные сожаления. Во-первых, в очередной раз подтверждается, что «партия власти» и «внутрипартийная дискуссия» — понятия несовместимые, сколько бы партийные лидеры ни клялись в обратном. Если таковая появляется, то это может означать либо то, что партия перестает быть «партией власти» (разваливается либо становится правящей, полноценной партией, самостоятельной в своих решениях), либо эта дискуссия — лишь видимость, спектакль. В условиях, когда Кремль пытается стимулировать «Единую Россию» к дискуссии, в том числе и внутрипартийной, навязывая ей дебаты с оппозицией, на примере реакции на заявления Рахимова выясняется, что так называемая партия власти дискутировать не способна. И в этом не столько ее вина, сколько проблема для ее создателей.

Дискутировать с Рахимовым московские единороссы не собираются, однако и для его «наказания» у них желания или полномочий не хватает. Это в очередной раз подчеркивает – кадровые вопросы внутри «Единой России» не являются прерогативой ее публичных руководителей, которые, казалось бы, в последние годы полностью монополизировали право выступать от лица партии власти.

Не менее странным и многозначительным оказалось и отсутствие реакции высшей исполнительной власти в лице правящего тандема, в компетенцию которого непосредственно входят вопросы кадровой политики в регионах. Так, Борис Грызлов публично анонсировав обсуждение «этого вопроса» в ходе состоявшейся на днях встречи с Владимиром Путиным, не дождался каких бы то ни было комментариев.

В связи с этим ряд экспертов высказывают предположение, что за демаршем Муртазы Рахимова стоит нечто большее, чем желание громко хлопнуть дверью перед уходом. Например, высказывается предположение, что откровенно антиединороссовское выступление Муртазы Рахимова свидетельство начала серьезного размежевания между командами Дмитрия Медведева и Владимира Путина. «Удар по “Единой России” мог быть нанесен только по заказу президента. Видимо, готовится создание какой-то новой партии», – отмечают отдельные эксперты.

Другая версия также указывает на размежевание, но уже внутри руководства «Единой России». Отмечается, что Муртазу Рахимова действительно считают одним из отцов-основателей «Единой России», однако наряду с другими такими же «основателями» (Лужков, Шаймиев) он всегда был «внешней» по отношению к партии фигурой, особенно если вспомнить, что высший совет партии был создан как компенсация лидерам ОВР («Отечество – Вся Россия»
за ликвидацию их движения. Реально же бывшие представители ОВР не имеют особого влияния внутри партии власти.

Здесь стоит обратить внимание на выбор издания, в котором было опубликовано скандальное интервью Рахимова, «Московский комсомолец» имеет устойчивую репутацию пролужковского источника. Ни Рахимов ни Лужков очевидно, не находят противоречия и злой иронии в нелицеприятной критике партии, членами высшего совета которой они продолжают оставаться, по причине, которую с момента объединения «Единства» и «Отечества» было принято замалчивать. А именно: они критикуют единороссов с позиций внешнего наблюдателя, каковыми и были в последние годы внутри партии власти большинство губернаторов.

Следует отметить, что обе приведенные версии могут не противоречить, а дополнять друг друга. Если взаимоотношения внутри правящего тандема обострятся, готов ли президент опереться на «региональную фронду» в борьбе с федеральным руководством правящей партии? Готов ли он действовать – следуя многочисленным советникам и «доброжелателям» – исходя из понимания того, что «Единая Россия» в ее нынешнем статусе – по сути, основная преграда на пути к обретению всей полноты президентских полномочий?

Готова ли, в свою очередь, «Единая Россия» адаптироваться к стремительно меняющемуся внутриполитическому контексту, найти эффективные ответы на множащиеся вызовы своему в недавнем прошлом безоблачному существованию в тепличных условиях дутого экономического процветания? В том числе вызовы, исходящие изнутри самой правящей партии? Для этого как минимум необходимо отказаться от сложившейся практики, когда право на публичные заявления приватизировано руководителями думской фракции единороссов, которые по большинству вопросов предпочитают воздержаться от высказывания собственного мнения, обращаясь за советом в Кремль. В противном случае партия не сможет своими силами преодолеть то брожение в рядах своих членов, которое неизбежно провоцирует экономический кризис в стране. Ряды эти просто не удастся очистить от прямых противников партийного курса. А это уже, очевидно, непосредственная угроза не только для управляемости, но и для самого существования партии.
Читать далее