В России изобрели особый тип крупной корпорации

29 октября 2009 г. в 17:53
Тема госкорпораций имеет несколько важных сторон для обсуждения. Первая – объективная. Концентрация основных фондов, концентрация оборотных капиталов – это мейнстрим современного экономического развития. Понятно, что чем больше корпорация, тем больше у нее возможностей для выполнения специализированных НИОКР, обновления основных фондов, прогрессивного развития. Так живет и развивается весь мир! С другой стороны, формы такого укрупнения могут разные: это крупные и крупнейшие акционерные компании. В России, в частности, – это естественные монополии, такие как «Газпром», ОАО «РЖД». Это также могут быть объединения холдингового типа.

В России еще изобрели особый тип крупной корпорации, которая обладает исключительными особенностями. Это вторая важная сторона, которую необходимо в обсуждении затронуть. Речь идет о госкорпорации как особом новом организационно-правовом виде хозяйствующего субъекта, у которого много отличий. Главное из них – они учреждаются не единым и всеобщим нормативно-правовым, законодательным регулированием, а под каждую корпорацию принимается отдельный закон. Невооруженным взглядом видно, что каждая корпорация создавалась как лоббистский проект определенной группировки. Эта полутеневая сторона зачатия и рождения этих госкорпораций подтверждается и усиливается при анализе принципов их деятельности и результатов.

Принципы деятельности отражены в законе. Основной из них заключается в том, что корпорация, называемая государственной, получает государственные активы в виде значительных бюджетных средств, которые переводятся на ее баланс. А вот после этого начинаются хитрости. Во-первых, они выводятся из-под финансового контроля государства. Во-вторых, они превращаются почти в собственность корпораций. Во всяком случае, исчезают из титула собственности государства. Происходит это потому, что, во-первых, не указывается, куда деваются эти активы при ликвидации госкорпораций и, во-вторых, они не могут отчуждаться в обратном направлении.

И этому существуют просто фантастические примеры. Страна попала в кризис, жуткий дефицит бюджета. Президент говорит: «Давайте-ка заберем у корпораций, в том числе и у Роснано, обратно размещенные там средства. Им они все равно не нужны. Их назвали временно свободными средствами, разместили на банковских депозитах и пораспихали по другим доходным операциям непрофильного характера». Но не тут-то было! В ответ Чубайс заявил: «Извините, но у нас все эти средства уже размещены в рамках гражданско-правовых договоров между госкорпорацией и соответствующим пользователем этих средств. Это что же вы подталкиваете нас на то, чтобы мы нарушили эти договоры и понесли издержки?» Так что государство не указ, когда средства стали почти частными, попав в карман господина Чубайса и других представителей, олицетворяющих эти корпорации.

Дальше еще интереснее! Какова благородная цель создания госкорпораций? Это решение крупнейших социально-экономических задач развития России, например, авиационная промышленность – «Объединенная авиационная корпорация», рывок в нанотехнологиях, не говоря уж о строительных госкорпорациях типа «Олимпстрой», это временное явление. Зато сейчас появился Росавтодор, зарождающийся по такому же принципу. Что же на самом деле происходит? Средства, которые туда были направлены, исчисляемые в миллиардах долларов, вдруг объявляются временно свободными и на уровне 90-95% размещаются в банках и других финансово доходных операциях, практически перечеркивая целевой содержательный характер, который декларировался при создании этих госкорпораций.

Что такое «временно свободные»? Это значит, что они используются не по назначению – на финансирование научных проектов, а попросту прокручиваются в банках, принося соответствующую прибыль корпорации, формируя соответствующие премиальные, зарплатные, бонусные фонды для менеджмента данных корпорации, но абсолютно не решая задач, которые поставило перед ними государство.

И примеру, создание нового самолета RRJ в КБ Сухого. К этому времени уже должны быть, по пиаровским заявлениям организаторов этой затеи, получивших немалые бюджетные средства, сотни продаж этого самолета по всему миру. Но до сих пор существует лишь два RRJ, которые еще не прошли ни испытания, ни сертификацию. Зато пиар-пространство заполнено постоянными реляциями: самолет уже взлетел, сотни контрактов подписаны…

Понятны элементы афер, которые в этом отношении осуществляются. Понятно, что государству толку от таких корпораций не прибавляется. А вот увод средств, теневая, скрытая приватизация налицо. Мягко выразимся, групповой интерес реализуется. Не случайно президент акцентировал внимание, в том числе и правоохранительных органов, на деятельности этих корпораций. При этом не случайно, что господин Чубайс торопится заявить о приватизации корпорации. Он хочет сорвать последний фиговый листок – словечко «государственная». Не случайно уже создаются управляющие компании, которые регистрируются за пределами российского государства. Не случайно средства размещаются у зарубежных, а не российских подрядчиков.

Слово «афера» в этой ситуации – это самое часто приходящее на ум слово. Поэтому проверки, которые назначает президент в отношении госкорпораций, намерение его правовой группировки переосмыслить законодательную базу государственных корпораций, привести их под общий знаменатель хозяйственного права, вполне оправданны. А вот получится ли это – большущий вопрос, потому что придумали их не маленькие люди, на кону немаленькие гешефты, лоббистский, мегакоррупционный потенциал этих схем тоже велик. Справится ли со всем этим президент Медведев – это вопрос к нему и ближайшему будущему.